Ой! У вас включён блокировщик рекламы

Adblock и другие блокировщики рекламы могут препятствовать отображению важных элементов сайта. Для его правильной работы рекомендуем отключить блокировщик в настройках браузера или добавить Пушкин.ру в список исключений. Если вы готовы к тому, что сайт будет работать некорректно, просто закройте это сообщение.

Встречи на перекрестках жизненных путей: имя в истории / Анциферовы и Серебряковы

О чем рассказало письмо

Наш рассказ о двух супружеских парах – Татьяне Николаевне и Николае Павловиче Анциферовых и Людмиле Федоровне и Анатолии Эсперовиче Серебряковых. Об их знакомстве упомянуто в воспоминаниях Николая Павловича "Из дум о былом". Письмо, обнаруженное автором статьи в частном семейном архиве, поможет прояснить некоторые подробности биографий героев нашего рассказа. Общим для них было увлечение историей: вместе посещали Эрмитажный кружок, считали себя учениками историка, ученого-педагога И.М. Гревса, много лет поддерживали приятельские отношения.

О пользе ходить в гости, или Начало исторического "расследования"

Несколько лет тому назад в гостеприимном доме родственников автору этих строк предложили полистать альбом с дореволюционными открытками. Это была семейная реликвия – коллекцию художественных открыток своим потомкам оставил прадед, житель Павловска начала XX века. Собрание было классифицировано по темам, годам, художественным школам. С интересом рассмотрев "раритеты", обратил внимание, что часть открыток еще не нашла своих постоянных мест, а хранилась россыпью. Перебирая "весточки из прошлого", заметил, что некоторые из них не что иное, как письма-открытки. Прочитав имена адресатов, был приятно удивлен – ведь некоторые фамилии были на слуху. Одно из писем отправлено в Архангельск Завалишину для передачи Людмиле Федоровне Серебряковой. Под ним стояла подпись: Т. Анциферова. Здесь же приписка, сделанная другим почерком (выяснение, кто оставил автограф, вылилось в интересное "путешествие в прошлое"). Если об авторе письма Татьяне Анциферовой и ее муже Николае Павловиче обнаружить биографические данные не составляло большого труда (достаточно было знать о существовании упомянутых ранее воспоминаний), то что касается Завалишиных и Серебряковых – было над чем поработать. Еще следовало разобраться, как письма попали к последним владельцам. Пришлось углубиться в тему, затратив на поиски несколько лет. Если начинать своеобразное историческое "расследование" – то с определения "кто есть кто".

Завалишины-родители

Федор Иванович Завалишин – отец Людмилы Федоровны Серебряковой, той самой, кому предназначалось письмо, вел происхождение рода с 1628 г., когда его далекий предок Иван Степанович получил от "Царя и Великого Князя Михаила Федоровича" грамоту на владение Рузским поместьем. С поколениями росли заслуги дворян Завалишиных перед Отечеством, а вот материальное благополучие неизменно ухудшалось. Федор Завалишин родился в мае 1853 г., через два месяца после смерти отца. На вдову подпоручика Ивана Петровича Завалишина Людмилу Алексеевну легла ответственность за большую семью. В ней росли шесть сыновей и дочь. Неудивительно, что когда пришло время давать младшему Федору образование, его определили в Морское училище на казенный счет. Лейтенант Федор Иванович Завалишин начал службу в 1880 г., связав свою судьбу с Балтийским флотом. В 1881 г. сочетался браком с дочерью статского советника Марией Ивановной, уроженкой Павловска. Венчание совершил протоиерей Василий Шафрановский с причтом придворной св. Марии Магдалины церкви. Семейная жизнь складывалась счастливо, в 1882 г. родился сын, названный Сергеем. Крещение младенца совершил священник все той же павловской церкви Петр Силин. Но вдруг все круто изменилась, когда открылось, что лейтенант Федор Завалишин с группой офицеров принадлежал к военному центру, тесно связанному с одним из руководителей "Народной воли" А. Желябовым. Расследование, проведенное властями, началось с ареста в августе 1883-го и закончилось высылкой в 1884-м под гласный надзор полиции в Степной край (Западная Сибирь). Туда семья отправилась, оставив маленького сына в Павловске на воспитание бабушке и дедушке. Завалишины неоднократно переезжали из города в город, меняя местожительство по служебной надобности Федора Ивановича. Умер он в 1919 г. в Астрахани, где и был похоронен.

Выпускница Высших женских Бестужевских курсов Людмила Федоровна Завалишина

С середины 1880-х Завалишины обосновались в Омске, где в 1885 г. у них родилась дочь Людмила. Несмотря на чехарду переездов семьи, Людмила Федоровна сумела окончить Петрозаводскую и Пензенскую гимназии и поступить на Высшие женские Бестужевские курсы в Санкт-Петербурге (первое в России высшее женское учебное заведение, открытое в 1878 г.). В 1911-м Людмила Федоровна успешно окончила ВЖБК по отделению всеобщей истории. За время учебы, еще со времен Эрмитажного кружка (1910–1913) между Николаем Анциферовым, Татьяной Оберучевой (в замужестве Анциферовой), Анатолием Серебряковым и Людмилой Завалишиной сложились теплые товарищеские отношения. Недаром в 1914-м Анатолий и Людмила были среди приглашенных на свадьбу Анциферовых. Авторитетом в исторической науке Людмила Завалишина считала Ф.Ф. Зелинского – профессора-эллиниста, с которым в группе студенток совершила учебную поездку в Грецию в 1910 г. Как талантливого историка-античника, знатока греческого языка педагог пригласил ее к совместному переводу древнегреческих авторов. Кроткой, женственной, с тихим голосом запомнилась современникам Людмила Федоровна.

Когда знакомство Людмилы Завалишиной и Анатолия Серебрякова переросло в более сложное чувство, точно не установить. Случайно ли произошла их встреча? Теперь об этом не узнать, но их отцы – Федор Завалишин и Эспер Серебряков – были давно и хорошо знакомы.

Серебряковы-родители

Эспер Александрович Серебряков (1854–1921) – сын действительного статского советника, инженера при С.-Петербургской Варшавской железной дороге. Как и Федор Завалишин, Эспер окончил Морское училище и был одним из морских офицеров, привлеченных по делу "Народной воли". На этом совпадения биографий заканчиваются. Вот какую запись в одном из архивных дел фонда "Канцелярии С.-Петербургского губернатора" удалось найти: "Серебряков Эспер Александрович, исключенный из флота лейтенант... подлежал привлечению к дознанию по делу о военно-революционных кружках в 1883 г. Скрылся за границу и жил в Париже под фамилией Артамонова Карпа, где был в близких отношениях с Львом Тихомировым, заняв выдающееся положение в революционном кружке, организованном Тихомировым. В 1885-м переехал в Болгарию под именем американского гражданина Эдуарда Николаевича Бланка". После возвращения в Париж в 1899–1902 годах издавал журнал "Накануне". В 1905-м у Э.А. Серебрякова появилась возможность вернуться в Россию, но он предпочел первые три года оставаться в Финляндии. Дальнейшая жизнь Эспера Александровича в Петербурге была связана с литературной и переводческой деятельностью. В адресных справочных книгах "Весь Петроград" за последние предреволюционные годы род занятий Эспера Серебрякова – литератор. После октябрьского переворота Серебряков посвятил себя научному и литературному труду, служил в Историко-революционном архиве, входил в состав комиссий Музея революции. Умер Эспер Александрович в 1921 г. Его вдова Екатерина Александровна, урожденная Тетельман, была под стать мужу – участница народовольческих организаций в Одессе. В 1924 г. вторично вышла замуж за художника Павла Николаевича Филонова.

Серебряков Анатолий Эсперович

Сын Екатерины и Эспера Серебряковых Анатолий родился в 1890 г. в Париже. Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета (1915), активный участник семинара И.М. Гревса и Эрмитажного кружка. Вот что о нем вспоминал Николай Анциферов: "Он вырос в эмиграции, и возвращение на родину сделало его пылким патриотом. Он был любознателен, постоянно чем-нибудь увлекался. Был отзывчив и очень суетлив и многоречив. Но в нем не было той устойчивости, той серьезности, как в других членах нашего кружка (Эрмитажного – А.С.)". Историк культуры и переводчик Анатолий Серебряков занялся преподавательской деятельностью. По заданию Археологической комиссии в 1918 г. командирован в Архангельскую и Вологодскую губернии "для осмотра состояния древних церквей Севера...". Трагически сложилась его судьба в годы советской власти. Весной 1920 г. Анатолий Серебряков был арестован по решению Вологодской ЧК, после непродолжительного заключения выпущен. Дважды находился в заключении в лагерях: первый раз в Услаге (выпущен в 1932-м), затем на Соловках (получил 10 лет без права переписки). В справке о смерти, выданной родственникам, указан год смерти – 1938-й.

Письмо в Архангельск

Вот текст письма, посланного Татьяной Николаевной Анциферовой давней ее знакомой:

Архагельск, Новгородская, 99, Завалишину для Людмилы Федоровны Серебряковой

«Дорогая Людмила Федоровна. Я давно хотела Вам написать о том, как я горячо сочувствую Вам в уходе Анатолия Эсперовича на фронт. Все была занята. У нас нет прислуги и я целые дни в очередях, так что не приходится ни заниматься, ни читать. Но в общем настроение мое не плохое. Целую Вас и детей. Привет Вашим. Ваша Т. Анциферова. Спасибо от Таты за поздравление».

Приписка другим почерком: «Книги отобрал немедленно. Не знаю, посланы ли Вам. Овидия не нашел. Привет. Целую». (Подпись неразборчиво).

К сожалению, по почтовым штемпелям установить год написания письма не представляется возможным. Но можно с большой долей уверенности определить, что это 1915–1917 гг. Во-первых, дочь Тата (Наталья) родилась в марте 1915-го, и поздравление могло быть не ранее указанного года. Во-вторых, Завалишины всей семьей уехали из Архангельска в сентябре 1917-го.

Теперь необходимо сказать несколько слов о приписке, сделанной в письме. Без сомнения, ее автором мог быть только Николай Павлович хотя бы потому, что в ней использованы глаголы "отобрал" и "не нашел". Скорее всего, Татьяна Николаевна, занятая маленькой дочкой и домашними хлопотами, вряд ли имела свободное время для подбора книг. Что касается произведений Овидия, то они могли потребоваться Людмиле Федоровне по следующим обстоятельствам. С 1913 г. Ф.Ф. Зелинский сотрудничал с московским издательством Сабашниковых, и среди первых книг выпускаемой серии "Памятники всемирной литературы" были вышедшие в том же году "Баллады-послания" Овидия в переводе Фаддея Францевича. Позже любителей изящной словесности Ф.Зелинский порадовал своим литературным переводом "Посланий" ("Героид") Овидия, выполненных совместно с Людмилой Федоровной. Несколько слов о дальнейшей судьбе Л.Ф. Серебряковой. С сентября 1918 г. она живет в Астрахани, преподает на рабфаке местного университета. Умерла в 1936 г. и была похоронена рядом с отцом.

Старые письма – семейные реликвии

В заключение рассказа о судьбах замечательных людей необходимо дать некоторые пояснения. На Павловском кладбище в 1977 г. была похоронена София Федоровна Завалишина, в прошлом доцент кафедры ботаники Ленинградского педагогического института им. А.И. Герцена, младшая сестра Людмилы Федоровны Серебряковой. Людмила и София были двоюродными сестрами Ивана Александровича Пустошкина, собирателя и первого владельца альбома открыток, о которых шла речь. Зная, что его потомки бережно хранят и гордятся семейной реликвией, перед смертью София Федоровна подарила им художественные открытки, принадлежавшие когда-то семье Завалишиных-Серебряковых. Судьба распорядилась в данном случае мудрее, чем люди: получилось, что хотели сохранить художественные открытки, а сберегли "весточку из прошлого". Найденное письмо интересно тем, что помогает не только восстановить "связь времен", но и восполнить пробел в одной из забытых страниц истории Павловска, ведь семья Пустошкиных жила здесь с 1903 г. и владела домом на Средней улице. В 1922 г. Иван Александрович умер и был похоронен на местном кладбище. В Москве живет Надежда Иосифовна Завьялова (в девичестве Завалишина) – внучка того самого Сергея, который был крещен и прожил первые годы в Павловске, внучатая племянница Людмилы и Софии Завалишиных. Она чтит память о своих предках, являясь хранителем семейного архива.

Александр САДИКОВ,
Музей истории города Павловска