Лариса Валентиновна Бардовская, старший научный сотрудник ГМЗ «Царское Село»

Интервью

За последние годы в Государственный музей-заповедник «Царское Село» вернулось множество ценных экспонатов, утраченных во время Великой Отечественной войны. Старший научный сотрудник музея-заповедника Лариса Валентиновна Бардовская рассказала о том, как начиналось восстановление музея после войны и как из-за границы возвращаются утраченные вещи.

Фото: Павел Маркин
Фото: Павел Маркин

Лариса Валентиновна, вы работаете в  Царском Селе уже 52 года. Расскажите, насколько за это время музей продвинулся в восстановлении дворцово-паркового ансамбля?

Когда в 1964 году я начала здесь работать, в здании Екатерининского дворца музей занимал всего несколько маленьких комнат на половине великой княгини Марии Федоровны, супруги Павла Петровича (будущего императора Павла I). Рядом располагались музыкальная школа, база отдыха, столовая, ресторан. Музейные помещения соседствовали с дворцовой церковью. Музей был вновь открыт в 1957 году, а его помещения приведены в порядок реставраторами двумя годами позже. Экспозиция состояла в основном из фотографий, и среди них было огромное изображение, которое давало представление о том, как выглядел дворец до разрушений. Люди выходили с экскурсий чуть ли не плача и говорили «как же много мы потеряли, что же нам теперь делать». Сейчас, в 2016 году, из 55 залов Екатерининского дворца восстановлено уже 28. Полностью восстановлена парадная анфилада залов, которую создал Растрелли — самая интересная и нарядная часть Екатерининского дворца. Можно сказать, что моя жизнь прошла на стройке, правда, дворцовой.

Что было самым запоминающимся в процессе реставрации лично для вас?

Когда из Екатерининского дворца выехало военное училище, они оставили музею «в наследство» разводку — все трубы с горячей водой шли по чердаку. И это было настоящее бедствие, потому что трубы все время лопались, и с чердака лился кипяток. Во дворце тогда расписывали плафоны, и горячая вода лилась прямо на них. Нам приходилось ночевать во дворце, обходить интерьеры четыре раза за ночь и следить, не течет ли вода с потолка. Было страшно: в темноте, ночью, одной идти через все залы с фонарем в руках и прислушиваться. После таких прогулок велись разговоры о привидениях во дворце, и нам действительно начинали мерещиться призрачные фигуры в темноте.


Фото: ГМЗ «Царское Село»

Сколько предметов все-таки удалось эвакуировать во время войны?

Порядка сорока тысяч экспонатов. Удалось сохранить примерно половину предметов XVIII века — к ним относились чрезвычайно трепетно. Я бы сказала, что экспонаты времен царствования Елизаветы Петровны, Екатерины II, Павла I и Александра I эвакуировали из экспозиции почти все. А то, что относится к эпохе после Николая I — избирательно. Когда шла эвакуация, музейные сотрудники понимали, что все спасти невозможно, и на ходу принимали решения о том, что сохранить, а что оставить на потом. Конечно, при этом никто не допускал, что во дворец войдет враг и этого «потом» не будет. Возможно, эти решения были не всегда правильными. Но не нам их судить — людей, которые вместо того, чтобы спасаться самим, спасали экспонаты музея. Например, не успели эвакуировать портрет Александра I работы художника Егора Ботмана: потом его обнаружили в Берлине, отреставрировали и сейчас портрет находится в Екатерининском дворце.

Как началось возвращение вещей, оказавшихся после войны за границей?

В советское время музей не устраивал зарубежных выставок, поэтому нам было невозможно донести до европейской публики сведения о конкретных потерях музейных предметов. В первый раз нам удалось рассказать о дворце и его коллекциях только в начале 90-х годов на выставке в Берлине, посвященной Царскому Селу, где мы показали, как город и дворцы пострадали во время войны. Затем наш музей организовал вторую экспозицию в замке Бритц (Берлин), которая рассказывала о Янтарной комнате и коллекции изделий из янтаря. На пресс-конференции мы говорили и о том, что в Германии есть вещи из нашего музея, и мы готовы были бы увидеть их вновь в нашем дворце.


Фото: ГМЗ «Царское Село»

Кто возвращал и возвращает вещи в музей?

В начале 90-х годов в Россию стали приезжать из Германии и других стран те, кто состоял в оккупационных войсках в Царском Селе во время войны или их дети. Некоторые из них возвращали предметы. Однажды нас посетил некий господин Экстайн с большой спортивной сумкой в руках.  Он сказал, что приехал для того, чтобы выполнить волю своего отца и вернуть старинную вазу, которую тот забрал из Екатерининского дворца и с которой не расставался на протяжении всей войны. Многие годы ваза хранилась у них дома, в семье ее называли «русской» (а она, кстати, была китайская). Сейчас к нам обращаются в основном внуки тех солдат. Нам возвращают акварели, живопись, книги, фарфор. Существует группа антикваров, которые специально ездят по европейским аукционам и покупают там вещи, в свое время похищенные из дворцов, а  потом предлагают нам.

Возвращение каких экспонатов вызывает особую сложность?

Многие ценные вещи из Екатерининского дворца были утрачены еще в двадцатые и тридцатые годы: их официально продало государство. Они сейчас на вполне законных основаниях находятся в национальных галереях Нью-Йорка, Вашингтона, Парижа, Лондона и частных собраниях. Их получить обратно невероятно сложно, так как новые владельцы приобрели их легально. В таких случаях возможен только выкуп или дарение, что сопряжено с огромной предварительной работой, которая не всегда венчается успехом.

Во все времена дворцы Царского Села прекрасны и восхищают всех, кто их видит. Не требуют комментариев воспоминания старшего ефрейтора Курта Бутнера, состоявшего в санитарных войсках: «Суббота 20.09.41. Скажу, что Ленинград находится в состоянии блокады, и мы расположены от города на расстоянии ближе, чем 20 километров, в городе Бушкин или в каком-то городе с похожим названием. Бушкин — очень красиво спланированный город. От этих удобств цивилизации в настоящее время, конечно, ничего не осталось. Но то, чем город в первую очередь прекрасен, и что делает его достойным восхищения — это прекрасный парк с его прудами, равно как и роскошный дворец с множеством прилегающих построек, сохранившихся с царских времен».

Беседовала Светлана Широкова

  
Фото: ГМЗ «Царское Село»