Ой! У вас включён блокировщик рекламы

Adblock и другие блокировщики рекламы могут препятствовать отображению важных элементов сайта. Для его правильной работы рекомендуем отключить блокировщик в настройках браузера или добавить Пушкин.ру в список исключений. Если вы готовы к тому, что сайт будет работать некорректно, просто закройте это сообщение.

Письмо в редакцию: об Александре Алехине

25-летие шахматного клуба имени Алехина вдохновило Владимира Ивановиче Федорова, ветерана районного шахматного клуба, написать заметку в газету об Александре Алехине.

Я не только страстный любитель шахмат, но и большой поклонник Александра Алехина, который лично для меня олицетворяет мой идеал шахматной игры. Он для меня ассоциируется с оригинальным и непредсказуемым, а не просто с феноменальным и выдающимся игроком русской шахматной школы.

В 1914 году российский император Николай II по результатам турнира, организованного шахматным обществом Санкт-Петербурга, присвоил Алехину почетный титул «великого мастера». Для Алехина это звание было первой ступенью на пути к шахматному Олимпу, на вершину которого он поднялся в 1927 г., став чемпионом мира после победы над своим очень опасным соперником, всемирно известным кубинцем Хозе Раулем Капабланкой.

Замечу, что Алехин удерживал звание чемпиона мира до своей кончины (1946 г.), хотя и временно (1935–1937 годы) уступил этот титул голландскому гроссмейстеру Максу Эйве, проиграв ему матч из-за физического и психического переутомления.

По моему мнению, Александр Алехин отличается от других известнейших шахматистов тем, что, придавал значение при построении шахматной партии точности математического мышления, железной логике и дальновидному анализу ситуации на шахматной доске. Алехин внес в шахматную игру свойственный только ему романтизм, а саму игру в шахматы он ставил в один ряд с другими искусствами.

Алехин восхищает меня и своей любовью к «активным» шахматам. При этом я имею в виду прежде всего то, что он всегда стремился держать инициативу в своих руках, чтобы диктовать противнику условия игры, и не знал себе равных в умении оживлять даже самые скучные партии, испытывая особое пристрастие к их усложнению. Эта чрезвычайная сложность игры Алехина, казавшаяся порой нелепой и сумасбродной, оправдывалась его нацеленностью на достижение результата. Таким образом, шахматному стилю Алехина был присущ неповторимый динамизм, который мне лично, конечно, импонирует.

С моей точки зрения, глубоко символично то, что его сильнейший противник Капабланка был, как известно, гением простоты.

В заключение хочу отметить интересный факт, что основной памятник выдающему русскому шахматисту А. Алехину находится на кладбище Монпарнас в Париже и был поставлен Международной шахматной федерацией 1956 году, в десятую годовщину его смерти. Я горжусь тем, что имею непосредственное отношение к открытию шахматного клуба имени Алехина. Я искренне признателен всем организаторам этого клуба и прежде всего его директору С.А. Румянцеву, являющемуся инициатором присвоения клубу имени великого гроссмейстера. Я надеюсь, что не только царскосельские шахматисты, но и гости нашего клуба ощущают в нем незримое присутствие Александра Алехина.

Владимир Федоров, ветеран шахматного клуба имени А.А. Алехина

баннер