Ой! У вас включён блокировщик рекламы

Adblock и другие блокировщики рекламы могут препятствовать отображению важных элементов сайта. Для его правильной работы рекомендуем отключить блокировщик в настройках браузера или добавить Пушкин.ру в список исключений. Если вы готовы к тому, что сайт будет работать некорректно, просто закройте это сообщение.

В Пушкинском районе отдали дань памяти Аделаиде Сергеевне Ёлкиной

5 февраля ушла из жизни Аделаида Сергеевна Ёлкина, известный музейщик, заслуженный работник культуры РФ. Ушла после непродолжительной болезни, по-существу, до последних дней оставаясь на работе.

4 апреля 2013 года в Колонном зале Павловского дворца торжественно отмечали ее 75-летний юбилей, и казалось, что она еще долго будет жить и работать тоже. Тогда, на юбилее, многое удалось узнать о ней.

Родилась Аделаида Сергеевна 4 апреля 1938 года. Окончила Благовещенский педагогический институт по специализации учитель русского языка и литературы. Неизвестно, как и почему, но в 1962 году она оказалась в Павловске, где директор дворца-музея Анна Ивановна Зеленова приняла ее не только в коллектив музея, но и в свою семью. Аделаида (по-домашнему – Деля) стала ее приемной дочерью. Первое время Аделаида Сергеевна работала в массовом отделе с детьми, а в 1968 году она, по рекомендации А.И. Зеленовой, направляется на работу в Гатчину для восстановления музейно-паркового комплекса. Тогда до возрождения музея было далеко: в его здании, во многом утратившем свой первоначальный архитектурный облик, располагалось учреждение военного ведомства, но эти две мечтательницы – Анна Зеленова и Аделаида Ёлкина – точно знали, что музей будет. Аделаида Сергеевна стала главным хранителем парка. В ее подчинении была Валентина Федорова, ставшая ее верной помощницей. Во многом благодаря недюжинным организаторским способностям и творческой инициативе Аделаиды Сергеевны был отреставрирован павильон Венеры, воссоздан Березовый домик, проведена трудоемкая работа по реставрации павильона Орла и колонны Орла, Березовых ворот. Придворцовые сады, Турецкая беседка были воссозданы с максимальной приближенностью к историческому облику.

Вроде бы, что могла противопоставить Ёлкина со своими немногочисленными помощниками военному учреждению, занявшему здание дворца. А она ходила, читала лекции военным специалистам, вербуя в их стан друзей. В конце концов Ёлкина написала письмо в адрес очередного съезда КПСС и добилась, казалось бы, невозможного – поэтапного вывода военного учреждения из здания. В 1975 году во дворце впервые после войны появились реставраторы, в 1985-м, к 40-летнему юбилею Победы, открылись первые залы дворца. О том, как она боролась, именно боролась, за возвращение музея во дворец, можно прочитать в ее книге "Гатчина. Мой дворец. Черновые заметки главного хранителя". Только вот беда, книга эта была издана малым тиражом и уже стала библиографической редкостью.

В 1998 году Аделаида Сергеевна вернулась в Павловский дворец и стала работать там старшим научным сотрудником. Во многом благодаря ее стараниям появился во дворце мемориальный кабинет легендарного директора Анны Ивановны Зеленовой. На протяжении последних лет жизни Ёлкина делала все, что могла, чтобы появился памятник Анне Ивановне Зеленовой. Напомню, что закладной камень был установлен в 2008 году между зданием Оранжереи и церковью св. Марии Магдалины на Садовой улице. Был проведен конкурс, на который архитекторы и скульпторы представили свои работы. Ёлкина возлагала большие надежды на отмечавшийся недавно 100-летний юбилей Зеленовой, но не сложилось. И теперь можно сколько угодно говорить, что денег нет, но, по-моему, в том, что нет памятника Анне Ивановне Зеленовой, немалая вина нас самих. Мы поразительно равнодушны к своей истории. А Аделаида Сергеевна никогда не была равнодушной. Она, как и любой человек, была со своими достоинствами и недостатками. Она могла отстаивать свою точку зрения вопреки мнению большинства. Так, почетный президент музея-заповедника "Петергоф" Вадим Знаменов вспоминал на юбилее, что было время, когда он подвергся, скажем мягко, незаслуженной критике. Тогда казалось, что запущенная махина не остановится. Но Ёлкина и немногие друзья сделали невозможное, поддержав репутацию и его, и музея. Об ее участливости и сострадательности говорила реставратор Елена Платонова. Когда та заболела, первой, кто пришел ей на помощь, была Аделаида Сергеевна. Но и требовательной она была тоже. За реставрацией личных комнат императрицы Марии Федоровны Аделаида Сергеевна следила, приходя в них каждый вечер, причем с лупой. Да, она была разной, только вот равнодушной она никогда не была. Все, чем она занималась (а в последние годы она была хранителем парковых павильонов), во все она вкладывала свою душу. Да и правду сказать, некуда ей было больше вкладываться. Потому что вся ее душа была здесь – во дворцах: сначала в Гатчинском, а потом в Павловском. Другой жизни у нее не было.

Полина Воронина
Фото Елены Ивановой

 

баннер